Фотопроект «Герои Великой Отечественной войны»

 

Фотопроект «Герои Великой Отечественной войны»

В своем фотопроекте мы стремились сделать обращение не только  к самим ветеранам, участникам Великой Отечественной Войны, но и к современному поколению

Мы стремились донести до людей не исторические факты и обратить внимание, прежде всего, не на звания и должности, а на те мысли и чувства, которые вынесли герои Великой Отечественной войны с этих страшных страниц истории. Мы хотели обратить внимание на то, как они, нынешние, относятся к современной жизни, в какой видят ее, а также и то, что им, возможно, хотелось бы забыть. Ведь все эти люди не просто смогли выстоять в жесточайших условиях войны, но и сумели сохранить в себе человечность, жизнерадостность и здравый смысл. Их жизненный опыт можно смело ставить в качестве примера стойкости, мужества и оптимизма.

Снимки для нашего проекта мы делали как в небольших квартирках наших героев, та и на улице, где кому-то из них было более комфортно. Мы записывали их рассказы и воспоминания, старались запомнить выражения их лиц и глаз. Наибольшее потрясение вызывало их жизнелюбие, особенно на фоне того, что им пришлось пережить, умение терпеть боль и лишения, а также искренне интересоваться тем, что происходит в современном мире. Все их слова о необходимости принимать жизнь такой, какая она есть, о том, как надо ценить своих близких, ценить то, что имеешь и не забывать о тех, кто отдал жизнь за твою свободу, были искренне выстраданы и поэтому, несомненно, правдивы. Такие слова и мысли, которые они выражают, действительно необходимы современному поколению, которое живет, конечно, в непростое время, но все же в гораздо лучшее, чем годы Великой Отечественной войны. И сейчас, когда перед нами уже готовый проект, эти слова почему-то особенно очевидны.

Герой, с которого начинается наш фотопроект, – это Аменова Саният. Ей 92 года, она была из тех гражданских, кто активно участвовал в помощи военным. Саният вместе с другими такими же юными девушками, как и она (ей было 15 лет) занималась заготовкой кладок: валили большие деревья, отпиливали и обрубали сучья, потом распиливали их и укладывали в определенном порядке. Несмотря на то, что работа тяжела, Саният умела принимать это все легко и ее грустные воспоминания о войне касаются совсем другого…

Аменова Саният (1926 г.р.) 

«В нашем хуторе немцы были жестокие, не было добрых. К нам с Джанхота гнали пленных на водопой. Вот так упадет русский, и его держат двое немцев, и бьют, и стреляют. Это было жуткое и страшное зрелище… Вот сейчас многие одеты с иголочки: сапожки, носочки. А тогда… наши солдаты Днепр переходили голые. Как гнали здесь пленных – сердце разрывалось. Нельзя забывать о том, что было, нельзя. Надо уважать память о тех, кто через это все прошел…»

 

Лидия Владимировна всех гостей встречает приветливо и с улыбкой, несмотря на то, что уже давно не может сама передвигаться. В свое время она собиралась стать медсестрой и, когда началась война, как и большинство ее ровесников, ушла на фронт. Но ее никуда не хотели брать, так как ей было всего 16 лет. Приветливое лицо женщины искажается болью, когда всплывают воспоминания о войне…

 

Шкодина Лидия Владимировна (1925 г.р.)

«Одно из самых страшных воспоминаний у меня – когда мимо нашего хутора везли евреев на расстрел и из одного вагона выбросилась девочка, ей не было, по-моему и 12-ти лет, и разбилась, а поезд как шел, так и шел… И еще очень хорошо помню, как немцы издевались над молоденькими девчонками: перевязывали грудь калеными проводами и сбрасывали в колодец…

Такое нельзя забыть, это очень страшно…»

 

 

 

  

В ряды Красной Армии Ивана Алексеевича призвали в декабре 1942 года. Учения перед отправкой на фронт длились по 10-12 часов. На фронте Иван Алексеевич был снайпером, автоматчиком-пулеметчиком. Он прошел всю войну до конца и День Победы встретил в Германии в районе «Оберкунцедорф». В воспоминаниях своих Иван Алексеевич больше говорит не о бытовых неудобствах, а о том, как тяжело заводить на войне друзей… 

Гребенюк Иван Алексеевич (1925 г.р.) 

           «Конечно, условия в бою были очень тяжелые: ружье 16 килограммов, на плече сумка с патронами, каждый весом в 130 граммов, земля вспахана и очень трудно идти или бежать, там уж как придется… Но особо тяжело было и тем, что ты просто не имел право ни к кому привязываться – сегодня ты с этим солдатом пьешь чай, куришь одну сигарету на двоих, а назавтра он уже не возвращается с поля боя.

        Я поэтому и не понимаю современное поколение – они совершенно не дорожат теми, кто будет с ними сегодня и завтра, и послезавтра и возможно еще очень-очень долго… Может, потому и не дорожат?»

 

Екатерина Васильевна была медсестрой на фронте. Несмотря на свой юный возраст, она сумела найти врача, который взял ее к себе в помощники – ведь шла война, рук не хватало катастрофически. И все свои воспоминания, которые отражаются болью в ее глазах, она связывает в первую очередь со своим медицинским опытом. Некоторым воспоминаниям она даже улыбается, хотя большинство из них сопровождаются все же грустной улыбкой...

Бутовченко Екатерина Васильевна (1925) 

«На войне молодой и неопытной девчонке-медсестре тяжело тем, что там тебя никто не щадит – врачи просто не имеют на это право. И каждый день что-то новое. Ты думаешь «Страшнее уже и не будет», но наступает новый день, и понимаешь, как ошибалась. И невозможно привыкнуть, просто невозможно. И тяжелее всего, когда смотрит на тебя умирающий солдат с мольбой в глазах, а сделать ты ничего не можешь…»

 

 

 

 

 

Когда пришла война, Яну Алексеевичу было 16 лет. Старшего брата сразу отправили на фронт, где он и погиб через несколько дней. На фронт ушли и двое братьев его матери, и двоюродные братья. И все погибли, никто не вернулся. Сам Ян Алексеевич отправился воевать, только, когда немцы пришли в Севастополь. Пока шла война, он успел побывать и в Монголии, и в Забайкалье, и в Латвии. Но о тех днях рассказывать он не любит, о чем прямо и говорит:

 

Гребенюк Ян Алексеевич (1925 г.р.)

«Я не люблю давать интервью. Мне все кажется, сколько уже можно это обсуждать, ведь каждое воспоминание до сих пор это такая боль, столько близких умерло, столько молодых мальчишек погибло… А тут внуки просят «Деда, расскажи про то, да расскажи про это».

И сидишь, рассказываешь, никуда ведь не денешься, внуки все же. И снова, как будто заново все переживаешь день за днем, день за днем…»

 

 

 

 

Николай Петрович был одним из тех, кто участвовал в подполье. Когда после всех совершенных немцами зверств люди поняли, что они не остановятся, появилось подполье. Подпольщики передавали новости с фронта, используя самодельные радиоприемники, по которым они слушали сообщения от Совинформбюро. Одним из таких подпольщиков и был Вакулин Николай Петрович, ставший одним из тех, кто передавал новости людям на окраине города Инкерман.

 

Вакулин Николай Петрович (1926 г.р.)

«Самое странное, что, когда немцы пришли в наш хутор, до какого-то определенного момента нам всем казалось, что вот еще немного и они остановятся. Мы просто не могли в своем сознании усвоить, что одни люди могут так издеваться над другими людьми и это все будет почти законно, и сделать ничего нельзя, и помочь ничем не можешь…»

 

 

 

 

 

 

Все эти люди поразили нас до глубины души. Взгляд каждого из них был наполнен какой-то особой силой, но при этом в них было и чувство глубокой, невосполнимой утраты. Каждое их слово, каждая их мысль являются еще одним напоминанием о том, что мирное небо над головой – это не обыденность, это то, что необходимо ценить в жизни, и за что мы должны быть благодарны именно им – нашим Героям Великой Отечественной войны.

 

Автор: Юрий Мишарин

Фото:  Фериде Исмаилова

Facebook
Facebook
YouTube
MAST
 
 
http://www.zoofirma.ru/
Go to top